Серафим Саровский: “Cтяжание Духа Святого”

Стяжание даров Духа Святого

18 июля 2015 года, в день памяти преподобного Сергия, игумена Радонежского, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Успенском соборе Свято-Троицкой Сергиевой лавры и молебен на Соборной площади перед чтимой иконой Преподобного. По окончании богослужений Святейший Владыка с балкона Патриарших покоев обратился к участникам торжеств с Первосвятительским словом.

Преосвященные владыки! Дорогие отцы, братья и сестры!

Сердечно поздравляю с великим для всех нас праздником — днем памяти святого преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского.

Преподобный Сергий через стяжание Духа Святого, через личное совершенствование изменил окружавший его мир и стал выдающимся историческим деятелем. Не потому, что он обладал властью, не потому, что он был выдающимся военачальником, — а ведь чаще всего именно власть и успех запечатлевают личность в истории. Преподобный был простым монахом и не занимался ничем, что было связано с употреблением силы, но он душу свою спасал в этих местах, где мы с вами собрались сегодня в таком множестве; он стяжал дары духовные.

И совершенно не случайно мы сегодня слышали замечательный отрывок из Послания к Галатам (5:22-6:2), который всегда читается в день памяти преподобных отцов. Там говорится о том, что дар Духа есть любовь, радость, милосердие, кротость, благость, долготерпение, воздержание, и уточняется, что на таковых нет закона. А что такое закон? А закон — это некие требования к человеческой личности, нарушая которые, человек подвергается осуждению. Если же нет закона, то нет и осуждения. Именно про таковых сказано, что они перейдут от смерти в жизнь, минуя суд, — не будет суда над теми, кто стяжал эти дары Духа Святого.

Поэтому в перспективе вечности нет большей задачи, стоящей перед человеком, нет иной цели жизни, кроме как стяжать эти дары. Если же кто-то скажет: «Но что это перед лицом великих свершений, которые сегодня происходят в мире науки и техники, в области транспорта, информационных технологий?» — то наш ответ должен быть таким: «Эти дары Духа — высочайшая ценность и цель жизни всякого человека и человеческого общества».

Мы знаем, как замечательные идеи, как концентрация политической воли, как усилия целых народов построить более совершенный мир в конце концов наталкивались на непреодолимые препятствия. Вот и сегодня: как успешно развиваются во многих так называемых передовых странах и наука, и технологии, и общественные отношения, — но все мы видим, что страны эти приближаются к духовному и нравственному тупику. Никто не знает, что произойдет с этой цивилизацией, построенной на человеческой мощи. Значит, те ценности, которые для множества людей представляются наиболее важными, в действительности не таковы.

И снова мысль обращается к жизни преподобного Сергия. Он через стяжание даров Духа Святого изменил окружающий его мир. Именно поэтому мы почитаем его как величайшего святого земли нашей и Церкви Вселенской. Мало кому было дано через личный духовный подвиг изменить лицо мира, лицо окружающей действительности. И если нас, особенно молодых людей, увлекают туда, где нет даров Духа, то нужно помнить, что те, кто преследуют временные ценности, ничего не добьются ни для себя, ни для рода человеческого.

Но, с другой стороны, мы ведь все живем в этом мире. Мы должны работать, в силу заложенного Богом дара творчества мы должны творить. Но творим мы в категориях земного бытия, и результатом этого творчества являются и художественные произведения, и достижения науки и техники. Как со всем этим быть? Так же точно, как поступал с решением текущих жизненных проблем преподобный Сергий Радонежский, — в первую очередь стяжать дары Духа Святого: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание.

Давайте только вдумаемся в каждое из этих слов! За ними стоит целый мир. И если человек эти ценности стяжает, то он становится победителем над самим собой, а значит, он способен решить любые задачи, но не в отрыве от этого Божественного измерения жизни, а в соответствии с ним.

Только такая работа, направленная на преображение истории, на преображение человеческой реальности, может быть успешна. И да услышат эти слова все реформаторы, все те, кто хочет изменить лишь внешнюю сторону человеческой жизни, кто вновь и вновь надеется сам и обещает другим, что все будет хорошо. По-настоящему хорошо будет тогда, когда хорошо в сердце человека, когда обретается благодать Божия — те самые плоды Духа, которые я только что перечислил, цитируя Слово Божие, те дары, которые стяжал преподобный Сергий.

Потому Преподобный является великим нашим учителем — не только словом, но и всей своей жизнью. И идти Сергиевым путем значит подлинно преображать окружающий нас мир, ибо в ответ на наше устремление к личному совершенствованию мы получаем дар Святого Духа, который становится реальной силой, способной изменить нас и вместе с нами — весь мир.

Сегодня наша страна находится на очень важном этапе своего исторического бытия. Есть и такие учителя, которые говорят: «Нам нужно решить материальные проблемы, и тогда точно все будет хорошо». Но мы знаем, что не будет хорошо, если не решим главной проблемы — если не изменим человека, если не изменим его внутреннее состояние, если в его душе не отобразятся дары Святого Духа.

Поэтому сегодня наша особая молитва об Отечестве нашем, о всех странах и народах, которые входят в благодатный мир русского Православия. Сегодня наша молитва о всем мире, о том, чтобы Господь продлил историю через обращение людей к величайшей ценности — к стяжанию даров Духа Святого в своих сердцах. И да поможет нам молитвами своими преподобный Сергий, игумен Радонежский, чудотворец. Аминь.

«Стяжание Духа Святого — истинная цель нашей жизни».. Слово архимандрита Мелхиседека (Артюхина).

«Стяжание Духа Святого — истинная цель нашей жизни».

Дух Святой – это сила и благодать, которая дана Церкви, и через Церковь мы можем приобщиться к этому источнику и продолжать жизнь Церкви за ее пределами. Вот тогда кусочек рая мы понесем с собой домой, потому что рай не где-то там или здесь, но если его не будет в сердце, его нигде не будет.
И если в твоей душе с литровым объемом будет хотя бы 10 грамм добра, то 990 грамм благодать добавит, чтобы полна была твоя душа. Но 10-то грамм надо иметь! Господь все готов нам дать, только бы сосуд нашей души был недырявый, готовый с благодарностью воспринять силу Божью и хранить ее в чистом и наполненном любовью к Богу и людям сердце.
В виде огня, огня согревающего и просвещающего, Дух Святой сошел на апостолов. Это образ существования Духа Святого, образ всей христианской жизни, в которой мы должны гореть любовью к Богу и ближним. Недаром в Церкви всегда горят лампады и свечи, как символ огненных языков Святого Духа, Сошедшего в этот мир, чтобы его оживить, согреть и просветить. Вот и в нас, христианах, всегда должен гореть огонь, прежде всего, любви, потому, что Бог наш есть Любовь. Если мы хотим быть похожими, как дети, на своего Отца, то в нас должна быть любовь, и не просто любовь, а огненная – к Богу и к людям.
Каждый христианин в отношении ближних должен гореть Духом Святым потому, что когда человек живет для самого себя, то такой человек тлеет, но когда он живет для других – он горит. Святой Василий Великий научает нас: «Если ты хочешь жить для самого себя, то живи для других, потому что, живя для других, ты будешь жить для самого себя». Только в этом состоит истинное счастье, радость, покой и ликование, которые ни за какие деньги не купишь. Когда мы собираем материальные блага, то мы собираем средства к жизни, но когда мы этими земными благами делимся с другими людьми, помогаем им в беде или нуждах, то это и есть собственно жизнь, и это – плоды благодати Духа Святого. И как сказал святитель Николай Сербский, доброделание наше должно быть мгновенным: задумал доброе дело – сделай его сейчас. Хочешь попросить прощения – сделай это без промедления. Не откладывай ни на завтра, ни на послезавтра, потому что если ты этого не сделаешь сейчас, то не сделаешь никогда. Об этой решимости, об этой огненности на добро, все мы должны помнить.
Не одних апостолов Дух Святой просветил Божественным светом. Он, как Божественный наставник, учит весь христианский мир, и каждую душу, верующую в Иисуса Христа, наставляет на истину и на всякое благое дело. «Душа человеческая, оставленная самой себе, – учит преподобный Антоний Великий, – столь слаба, что когда дух злобы нападает на нее, или чувственное желание, она редко может противиться им, а потому сама собой она не может восставить себя в первобытное безгрешное состояние». И если это так, то долг всякого христианина требует постоянно и искренне желать даров Святаго Духа, неотступно просить их у Господа.
Задайте любому человеку в храме вопрос: «А хочешь ли ты иметь в себе Святого Духа?» Каждый ответит: «Хочу». В Священном Писании говорится, что не мерою дает Господь свою благодать просящему, а столько, сколько просящий может ее вместить. Именно в этом заключается несоответствие нашего «хочу» и «могу». Мы хотим Святого Духа – Господь Его дает, а взять Его нам некуда. Как у любого человека в доме для всего есть свое место, так и в нашей душе должно быть свое место для Духа Святого. Попробуйте в свою квартиру на шестой этаж поставить автомобиль – он туда не войдет. И каждый поймет: «В квартире для моей машины места нет, а место для нее есть в гараже». Так и в своей душе мы зачастую путаем квартиру и гараж, складываем в душу всякие ненужные вещи, и не оставляем в ней места для того, что ей действительно необходимо – для Духа Святого. Сколько лишнего и ненужного в нашей душе! Все это надо выбросить! И без храма, без помощи Божией разобраться, что лишнее, а что – нужное, зачастую нам не удается.
Когда юноша и девушка хотят соединить свои жизни, обычно он говорит ей: «Я тебя люблю». А что она ему отвечает? «Докажи». И юноша начинает доказывать: покупает цветы, старается выглядеть красиво, читает ей стихи. Так же и мы, когда читаем в Евангелии слова Господа «примите Духа Святого» (Ин. 20, 22), должны доказать, что хотим его иметь. Как это можно доказать? Нужно очистить душу покаянием, жить по заповедям Божиим, не допускать ничего неполезного и нечистого, и после этого уже позвать Дух Святой к себе. Ну, как в жизни: если ждете кого-нибудь в гости, то убираетесь в квартире, накрываете стол. Но человека-то позвать просто, допустим, позвонили по телефону: «В семь часов у меня». – «Все, понял. Буду». А как же нам позвать Святого Духа? Только молитвой. «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша». Постоянно молиться так и в храме, и дома.
Один старец, выслушивая на долгой исповеди скорбные обстоятельства жизни и болезней, однажды полушутя спросил: «А вы к Духу Святому обращались?» Человек удивился: «Это как, батюшка?» – «Столкнувшись в этой жизни с неправдой, унижением, нечистотой, читай про себя “Царю Небесный”. Заболел, и нет помогающего тебе в болезни доктора медицинских наук – читай “Царю Небесный” уже вслух. Если не можешь больше терпеть телесной или душевной боли, тогда кричи: “Царю Небесный!” Если стало полегче, разрешилась какая-то сложная ситуация, ушла боль телесная или скорбь, тогда пой – “Царю Небесный”. Когда приблизилось время перехода в жизнь вечную, и ты чувствуешь свою негодность и греховность, сокрушайся и плачь: “Царю Небесный”. Для всякой минуты нашей жизни подходит эта молитва призывания и благодарения Духу Святому за то, что выполнил Он святое послушание от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа – освятил, омыл, защитил нас Божьею благодатью».
В этот святой праздничный день храмы украшаются цветами и летней зеленью в знак того, что Дух Божий приходит как жизни Податель, чтобы обновить всю тварь. Но не только храм должен быть украшен в этот праздник. Гораздо важнее приготовить сердце свое, чтобы туда сошел Святой Дух. Каждый человек имеет в себе дух, подобно тому, как в Троице есть Дух Божий. Наш дух живится, укрепляется Святым Духом и в свою очередь животворит душу и тело, но только при тесном взаимодействии с Божественным Духом. «Стяжание Духа Святого – истинная цель нашей жизни», – так говорит нам преподобный Серафим Саровский.
Будем же призывать в нашу жизнь Святого Духа, Утешителя, чтобы в нас горел огонь любви к Богу, чтобы мы исполнялись верности и единства по образу Святой Троицы. Будем молиться, чтобы и на нас сошла благодать Святого Духа, вразумляющая, умиротворяющая, просвещающая нас, чтобы и мы стали для других светом. Дай Бог, чтобы мы были таковыми через благодать Святого Духа, которая приходит только туда, где единство и мир, где только понимание и любовь во имя Бога Любви.
Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)

Читайте также:  Канон молебный ко Пресвятой Богородице

О невозможности мирянину стяжания духа святаго 3

Ну, если стяжание духа святаго. и как бы говорится: чтобы приобрести, надо быть как минимум Серафимом Саровским, а вот просто мирской человек? Ведь например он прочитал книгу духовную, ну какую-то, которая тебя задела, – и какое-то чувство у тебя появилось. значит это тоже касается тебя дух святой, в какой-то степени ты его приобретаешь. При молитве. Может? Какая-то степень есть здесь? Маленькая пусть какая-то, небольшая. Владимир Мономах в письме своим детям написал, что любовь и бдение (или: рвение?) и молитва способны на дела добрые. Тоже для мирских людей. Значит это тоже будет какой-то уровень (или: делами добрыми?) как вот стяжания духа святаго?

Вы знаете, любая терминология – она условна. Условна. Любая терминология. Дело в том, что. есть хорошая русская пословица: “без Бога – не до порога”. Бог есть. давайте немножко пофилософствуем, Бог есть то бытие и сознание. помните как спорили: “бытие или сознание первично?”. так? ТОЛЬКО БЛАГОДАРЯ КОТОРОМУ всё существует. Вот я вам приводил слова Григория Паламы: “Бог есть и называется природой всего существующего”. “сущего” – как там сказано. “и ВСЁ существует ЛИШЬ ПОСТОЛЬКУ, ПОСКОЛЬКУ причастно Богу”. Вы слышите какие интересные вещи? Т.е. и сам Сатана существует ЛИШЬ ПОСТОЛЬКУ, ПОСКОЛЬКУ причастен Богу. Вы слышите какие страшные вещи? И это так. Есть то, что на богословском языке мы могли бы назвать “бытийственная благодать”. Т.е. действие Божие, которое удерживает бытие всех тварей. Благодаря чему они существуют, а не исчезают, не рассыпаются в прах. Где-то у Филарета Московского есть такая фраза: “Человек – это существо, которое висит над БЕЗДНОЙ СВОЕГО НЕБЫТИЯ”. Т.е. он создан из небытия, он висит над бездной своего небытия. Так вот. в Деяниях апостолов написано: “Мы Им живём, и движемся, и существуем”. Опять о чём идёт речь? Опять о причастности Богу.

Так вот, причастность Богу может носить разный характер. Знаете, есть линии некие плавные, а есть ступени. Так вот когда Серафим Соровский говорит о стяжании духа святого, то он говорит об определённой ступени. Ступени. Не просто плавное развитие, а ступень. Ступень. Эта ступень у человека тогда имеет место, т.е. он восходит на эту ступень, тогда когда он. ну, выполняет целый ряд, ну, грубо скажу, условий. Т.е. когда он ведёт совершенно определённую духовную жизнь. Когда человек достигает определённой ступени смирения. Смирение, которое достигается через познание себя. Это происходит независимо от человека. Причём это есть акт. вот этот, стяжание духа святого, – это есть акт, который происходит в человеке неожиданно для него. Помимо его сознания. Помимо каких-то его, знаете, вот таких специальных, что ли сказать, усилий “вот чтоб дух святой в него там вселился”. Ничего подобного. Но это есть акт, как пишут святые отцы. Т.е. это не просто плавное.

Мы находимся в состоянии каком? О котором пишет например Макарий Египетский: мы находимся в состоянии ПОСТОЯННОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ, ПЕРЕМЕНЧИВОСТИ. Только Бог абсолютно постоянен, мы все постоянно меняемся. И это изменение происходит в зависимости от того. ну, как мы самоопределяем себя в нашей вот этой жизни. В зависимости от этого. Об этом хорошо пишет Антоний Великий например, когда говорит: “Когда мы стараемся исполнять Его заповеди и каемся в нарушении их, то мы соединяемся с духом Божиим. Когда же мы напротив: живём противоположным образом, то мы соединяемся с ДЕМОНАМИ-ГУБИТЕЛЯМИ, – вы слышите?, – с демонами-губителями, которые причиняют нам зло и страдание. И опять, если вновь мы каемся, тогда опять они отступают тогда от нас, и мы вновь соединяемся с Богом”. И наша жизнь идёт вот так, эта жизнь идёт. Дай Бог, что бы она вела нас только к познанию себя. Стяжание же духа святого, о котором говорит Серафим Соровский, – это есть определённый совершающийся с человеком акт. На определённом – опять я говорю “определённом”, для нас с вами всё это не определённо – но НА ОПРЕДЕЛЁННОМ УРОВНЕ духовного развития человека. А мы все – да. Мы – больше-меньше. То с демонами-губителями соединяемся, то каясь вновь от них отходим, соединяемся с Богом, который есть любовь. И так у нас это идёт. Вот так. А стяжание – это особый акт.

Но что-то происходит все равно и с простым человеком. Вот он читал книгу.

Нет-нет, ЭТОТ акт – нет.

Нет, а вот в этот момент например человек почувствовал что он действительно там недостоиным себя там, плохим там, покаяние в этот момент. Что-то происходит же с ним?

Это происходит приобщение к благодати божией. Но это не стяжание духа святого. Это разные вещи. У нас может быть и умиление, и сокрушение даже, и слёзы, и раскаяние. Когда мы можем приобрести даже умиротворённое состояние. Особенно после причащения, как человек подчас. даже заметно как меняется человек. Это даже заметно прямо, как меняется. Вот. Это всё НЕ ТО. Это всё ПРЕДшествует этому акту. Но не самый этот акт. Это нечто совсем другое.

Т.е. эта как бы цель для нас недостижима?

Находящимся в миру – да, для нас недостижима. Находящимся в наших условиях жизни – да, для нас это не достижимо. Это достижимо ТОЛЬКО в особых условиях. Вот в этих оазисах, в этих оранжереях, которыми по замыслу и было монашество с начала его существования. Ещё раз повторяю: возможно это только в условиях ОТРЕЧЕНИЯ ОТ МИРА. Отречения от всех связей, насколько это возможно. Полного отречения. Потому что без особого подвига молитвы, ОСОБОГО подвига молитвы, который постепенно очищает человека, без внимания себе, вне какой-либо рассеянности – приобрести ВОТ ЭТО невозможно.

А вот такие святые как благоверные князья, там Дмитрий Донской?

Нет конечно. Святые – это МЫ определяем, наша земная церковь. А степень их святости у Бога мы никогда не знаем. Дело в том, что наши оценки, когда мы канонизируем кого-то, совсем не означают, что канонизированный – уже это стяжал духа святого божия. Кстати, это удел только ПРЕПОДОБНЫХ. Т.е. из тех монашествующих, лучше сказать может быть даже, отшельников, затворников, уединёнников. Это редких немногих монашествующих людей, которые достигали этой ОЧЕНЬ высокой степени духовного развития. Большинство же канонизированных совсем этим не обладали. Совсем не обладали этим.

Алексей Ильич, а может быть в этом и есть проблема, которую мы сегодня пытаемся обсудить? Потому что ведь на одну книгу Валабаева, православного предпринимателя, сущестуют сотни и десятки сотен книг Преподобных. И может быть когда-то такой синдром неофита проявлется: приходит человек в церковь, попадает ему Макарий Египетский, он видит, говорит: “Хочу ТАК”. Дальше приходит на работу, говорит: “ТАК не получается. Значит не могу быть христьянином”. И дальше вот это очень опасная ситуация, потому что. Может быть так вот? Как Вы думаете?

Очень возможно. Этот Александр Малышев, я думаю, что он очень высокую планку. увидел христианство очень высоко и недоступно стоящим для обычного человека. И наверно забыл о том, что первый в рай вошёл разбойник. Разбойник! Это пожалуй похуже. не знаю кого и чего.

Какую-то степень смирения обрёл же в этот момент, когда он покаялся на кресте, правильно? Значит он уже тоже какой-то. приблизился к Богу?

Ну да, конечно. И я думаю, что его предшествующая жизнь – она была таковой, что он СМОГ вот в этот, так сказать, я бы сказал, ну, момент критический, СМОГ обратиться к Богу. Другой – не обратился. Значит ПРЕДШЕСТВУЮЩАЯ ЖИЗНЬ была его соотвествующей этому акту. Вот в чём дело-то. Всё так просто не бывает. Это совершенно неразумная вещь когда говорят: сейчас поживу, а потом покаюсь. Ничего подобного. Покаяние, если хотите, это тоже является плодом сознательных человеческих усилий. Сознательного отношения к жизни. Хочу повторить: тот кто не помнит о том, что его эта жизнь кончится, тот по-моему НЕ МОЖЕТ здраво ни жить, ни по-христиански поступать и ни добиться чего-либо серьёзного и важного.

Цель жизни христианина – стяжание Духа Святого

№2 (707)

В этой теме:

Душа человека – поле битвы Добра и Зла

15 января – празднование преставления и второго обретения мощей преподобного Серафима Саровского, чудотворца

Читайте также:  Слова соболезнования родным умершего: короткие, своими словами

Это один из самых любимых русских святых. Он приобрел любовь не знатным положением и даже не величайшим успехом миссионерских подвигов, хотя это один из великих миссионеров – его миссия продолжается до сих пор, его молитвенное предстательство за землю Русскую хранит наш народ. Cтарец Серафим cтяжал всенародное почитание и любовь своим величайшим смирением, которым он уподобился своему Господу и Богу, Спасителю. Родился святой в Курской губернии в 1759 году в семье купца, который в подрастающем юноше видел своего преемника, а Прохор Мошнин, как звали в миру преподобного Серафима, тяготел сердцем к Богу. Совершив паломничество в Киево-Печерскую обитель, он благословился у тамошнего старца и духовника, и тот указал ему место его подвигов – Саровскую обитель. От всей горячей души и глубокой веры принял преподобный благословение, и началась его невидимая духовная брань с духами злобы поднебесными, которую всякий инок проводит молитвой, постом, терпением и смирением.

Через какое-то время Прохор принимает иночество с именем Серафим, затем диаконский сан, в котором чудесным образом сподобляется видения Господа, Которого видел входящим в церковь и шествующим через весь храм, затем вошедшим в икону – образ Спасителя. Серафим испытал такое потрясение, что его были вынуждены завести в алтарь, и в таком состоянии он провел несколько часов. Дав пережить величайшую радость от встречи с Собой, Господь от нас ожидает взаимного движения и ревностных подвигов. С чего бы человеку, который и так отрекся от мира и проводит скромное подвижническое жительство в строгом монастыре, воспринимать на себя дополнительный подвиг? Но преподобный на тысячу дней и ночей, то есть почти на три года берет на себя такой подвиг – стоя на камне и в стужу, и в зной, в дождь и в град, непрестанно призывает благодать Божию в молитве: «Боже, милостив буди мне, грешнику».

Все было в жизни преподобного – и скорби, и ненависть человеческая, и смертельные болезни, от которых избавляла его десница Божия явлением Пресвятой Богородицы, неоднократно посещавшей святого. 12 раз являлась ему Божия Матерь и говорила: «Сей от рода нашего». Затвор, уединение, пустынь, затем одно из самых тяжелых испытаний для сердца, любящего тишину молитвенного уединения, – старческое служение народу.

Народ-то у нас падок до старцев – все хочется найти человека, который расписал бы всю будущность. Старец-то расскажет, но готовы ли мы выполнять волю Божию, которую Господь открывает через Своего возлюбленного ученика? Величайшее испытание тщеславием, признанием и похвалой этого мира можно преодолеть, приобретя величайшую Божественную добродетель смирения и любовь. Именно любовью согревал преподобный Серафим сердца приходящих к нему, обращаясь к любому со словами: «Радость моя, Христос Воскресе!». Попробуйте приветствовать друг друга такими словами, но они застрянут у нас в горле, будут фальшивыми, искусственными, потому что радости Пасхи на сердце, как правило, мы не имеем.

Почему последний этап жизни преподобного, старческое служение, назван одним из самых тяжелых? Наш народ с маниакальной настойчивостью ищет для себя руководителя из старцев, абсолютно не понимая, что это за взаимоотношения, насколько серьезны и ответственны они должны быть. Если уж приходского батюшку без усов и бороды люди готовы сделать своим духовным наставником и прямо требуют от него: «Скажи мне волю Божию – жениться или не жениться? Продавать или не продавать?», что говорить про пожилых батюшек, у которых есть большая седая борода? Они уже априори записаны в пророки и вещатели судеб Божиих. Если у человека всероссийское почитание, «к нему не зарастет народная тропа».

Наш народ-то грамотный, он и сам все знает. В медицине постоянно с этим сталкиваются. Приходит человек: «помогите доктор, то и то болит». Доктор пытается, в меру своего опыта и образования, человеку помочь и наталкивается на стену сопротивления («дорого, побочный эффект, это не от того»). Человек сам прекрасно знает, как себя лечить, врач только должен дать санкцию – рецепт, а рецепт человек еще посмотрит в аптеке: это возьмет, это не возьмет, два из семи компонентов купит и будет ими лечиться. То же происходит и в духовной сфере – человек приходит с какими-то своими установками («хочу сделать так-то и так-то»), а старец-то волю Божию возвещает, а воля Божия очень часто с самовольным «хочу» не согласуется, а смирения и послушания нет.

Вот и происходит тяжба: старец говорит – «делай», а он говорит – «а можно так, а можно этак». Ну и что делать? Приходится старцу смиряться; хотя он знает, что ничего хорошего от этого не будет, но говорит: «Делай как хочешь». Человек уходит довольный.

Преподобный Серафим открыл нам с вами, дорогие мои, цель христианской жизни. Мы все его слова знаем, но часто, воспроизводя их как механическую формулу, не отдаем себе отчета, что это такое.

Своему «служке» Мотовилову (это Мотовилов так себя называл – «служка Серафимов») преподобный открыл, что цель христианской жизни – стяжание благодати Духа Святаго Божиего. Стяжание – значит приобретение. Вот и подумаем, через что оно происходит и происходит ли в нашей жизни вообще – приобретаем ли мы благодать Духа Святого Божия? Дай Бог, чтобы каждый из нас понимал, зачем он живет, стремился к Богу и прилагал конкретные усилия для приобретения благодати Святого Духа Божия. Радости всем и мира о Духе Святом.

Наставления Серафима Саровского

«Когда ум и сердце,- говорил он,- соединены будут в молитве и помыслы не рассеяны, тогда сердце согревается теплотою духовною, в которой воссияет свет Христов, исполняя мира и радости всего внутреннего человека».

Иногда, стоя на молитве, старец погружался в продолжительное умное созерцание Бога: он стоял перед святой иконой, не читая никакой молитвы и не кладя поклонов, а только умом в сердце созерцая Господа.

Посему всегда должно стараться, чтоб не предавать себя рассеянию мыслей; ибо чрез сие уклоняется душа от памяти Божией и любви Его, по действию Диавола.

В каждом предмете, в каждом делании подвижник видел сокровенное отношение их к духовной жизни и поучался. Отсюда замечались явления такого рода. Отец Серафим, занимаясь какой-либо работой в огороде, или на пчельнике, или в лесу, незаметно для себя на некоторый срок прерывал её; орудия работы падали из рук; руки опускались; глаза придавали лицу чудный вид; старец всей душой погружался в себя, умом уходил в Небо и витал в Богосозерцании. Никто не смел в эти сладкие минуты нарушить его сладкой тишины; с благоговением каждый взирал на старца и тихо скрывался от очей его.
Серафим Саровский о Кундалини

Сердце только тогда кипит возжигаемо огнем Божественным, когда в нем есть вода живая; когда же сия выльется, то оно хладеет, и человек замерзает.

Когда человек примет что-нибудь Божественное, то радуется сердце, а когда диавольское, то смущается.

Когда Дух Святой пришёл спасти нас, призывающих Его, Утешителя, внутрь храмин душ наших следует перестать молиться, надлежит быть в полном безмолвии, слышать явственно и вразумительно все глаголы живота вечнаго, которые он тогда возвестить изволит.

«Истинная же цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святого Божьего… Стяжевайте благодать Духа Святого и всеми другими Христа ради добродетелями, торгуйте ими духовно, торгуйте теми из них, которые вам больший прибыток дают. Собирайте капитал благодатных избытков благости Божией, кладите их в ломбард вечный Божий из процентов невещественных и не по четыре или по шести на сто, но по сту на один рубль духовный, но даже еще того в безчисленное число раз больше. Примерно: дает вам более благодати Божией молитва и бдение, бдите и молитесь; много дает Духа Божиего пост, поститесь; более дает милостыня, милостыню творите, и таким образом о всякой добродетели, делаемой Христа ради, рассуждайте… Так в стяжании этого-то Духа Божия и состоит истинная цель нашей жизни христианской, а молитва, бдение, пост, милостыня и другие ради Христа делаемые добродетели суть только средства к стяжанию Духа Божиего.»

Заметим, что стяжание Духа Святого, о котором говорит Серафим, удивительно похоже на описание процесса пробуждения Кундалини, как о нем говорили индийские святые.

С духом печали,- говорил он в последствии,- неразлучно действует и скука. Скука нападает на монаха около полудня и производит в нем такое страшное беспокойство, что несносны ему становятся и место жительства, и живущая с ним братия, а при чтении возбуждается в нем какое-то отвращение, и частая зевота, и сильная алчба. По насыщению чрева демон скуки внушает монаху помыслы выйти из келии и с кем-нибудь поговорить, представляя, что не иначе можно избавиться от скуки, как непрестанно беседуя с другими. И монах, одолеваемый скукой, подобен пустынному хворосту, который то немного остановится, то опять несется по ветру. Он, как безводное облако, гонится ветром.

Сей демон, если не может извлечь монаха из келии, то начинает развлекать ум его во время молитвы и чтения. Это — говорит ему помысл — лежит не так, а это не тут; надобно привести в порядок, и это все делает для того, чтобы ум сделать праздным и бесплодным.

Болезнь сия врачуется молитвою, воздержанием от празднословия, посильным рукоделием, чтением слова Божия и терпением, потому что и рождается она от малодушия и праздности и празднословия.

Мы неусыпно должны хранить сердце своё от непристойных помыслов и впечатлений. По слову Приточника: Более всего хранимого храни сердце своё, ибо оно источник жизни.

От бдительного хранения сердца рождается в нем чистота, в которой зрится Господь по уверению Истины Вечной: Блажены чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

Что есть в сердце лучшего, того мы без надобности обнаруживать не должны, ибо только тогда собранное может быть в безопасности от видимых и невидимых врагов, когда оно, как сокровище хранится во внутреннем сердце. Не всем открывай тайны сердца своего.

Сердце Христианское, приняв что-либо Божественное, не требует еще другого со стороны убеждения в том, точно ли сие от Господа, но самым тем действием убеждается, что оно небесное, ибо ощущает в себе плоды духовные: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание.

Напротив. Хотя бы Диавол преобразился и во ангела светла или представлял мысли самые благовидные, однако сердце всё будет чувствовать какую-то неясность, волнение в мыслях и смятение чувств.

Истинная цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святого Божиего. Только ради Христа делаемое доброе дело приносит нам плоды Святого Духа. Всё же не ради Христа делаемое, хотя и доброе, но мзды в жизни будущаго века нам не представляет, да и в здешней жизни благодати Божией не даёт. Вот почему Господь Иисус Христос сказал: «Иже не собирает со мною, расточает». Стяжание Духа Божиего есть тот же капитал, но только вечный и благодатный. Иисус Христос уподобляет жизнь нашу торжищу и дело жизни нашей на земле называет куплею, и говорит всем нам: «Купуйте, дондежу приду, искупующе время, яко дние лукави суть», — то есть, выгадывайте время

Читайте также:  Смертные грехи в православии: список

для выгадывания небесных благ через земные товары. Земные товары — это добродетели, делаемые Христа ради, доставляющие нам благодать Духа Всесвятого.

Мы думаем, что сделали добродетель, и тем-то добродетель сотворили, а до того получена ли была нами благодать Духа Божия, достигли ли мы её, и дела нет.

Истощай тело своё постом и бдением — и отразишь мучительный помысл сладострастия.

Как дело Божие — править миром, так дело души — управлять телом.

Похоть истребляется страданием и скорбью, или произвольною, или посылаемую Промыслом.

Какою мерою меришь своему телу, в такой же мере воздаст тебе Бог праведное воздаяние ожидаемых благ.

Хорошо бесстрастие: сам Бог дает и утверждает это состояние в душах боголюбивых.

Уединение и молитва — великие средства к добродетели: очищая ум, они делают его прозорливым.

Подвижничество требует терпения и великодушия, ибо миролюбие искореняется только долговременным трудолюбием.

Ум, получивший некоторую часть бесстрастия, иногда бывает непоколебим, но без дел неопытен.

В наставлениях своих отец Серафим всегда говорил, что хотя все старание надо иметь о душе, тело же подкреплять для того только, чтобы оно способствовало к укреплению духа, но если самовольно изнурим своё тело до того, что изнури-ся и дух, то такое удручение будет безрассудное, хотя бы сие делалось для снискания добродетели.

Старец, соблюдал известные правила в раскрытии перед другими своих благодатных дарований. Правила эти изложены им в наставлении «О хранении познанных истин».

«Не должно,- говорил он,- без нужды открывать другому сердца своего: из тысячи можно найти только одного, который сохранил бы твою тайну. Когда сами не сохраним её в себе, как можем надеяться , что она может быть сохранена другим?

С человеком душевным надо говорить о человеческих вещах; с человеком же имеющим разум духовный, надобно говорить о небесных.

Когда случится быть среди людей в мире, о духовных вещах говорить не должно, особенно когда в них не примечается и желания к слушанию.

А потому всеми мерами должно стараться скрывать в себе сокровище дарований, в противном случае потеряете, а не найдёте.

Когда же надобность потребует или дело дойдёт, то откровенно в славу Божию действовать должно, по глаголу Аз прославляющая меня прославлю, потому что путь уже открылся».

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Стяжание Духа Святого

Стяжание Духа Святого – учение прп. Серафима Саровского о главной цели христианской жизни, изложенное им в беседе с Н. А. Мотовиловым:

«Молитва, пост, бдение и всякие другие дела христианские, сколько ни хороши они сами по себе, однако не в делании только их состоит цель нашей христианской жизни, хотя они и служат необходимыми средствами для достижения ее. Истинная же цель нашей христианской жизни состоит в стяжании Духа Святого Божиего. Добро, ради Христа делаемое, не только в жизни будущего века венец правды ходатайствует, но и в здешней жизни преисполняет человека благодати Духа Святого. »

«Как же стяжание? — спросил я батюшку Серафима. — Я что-то не понимаю».

«Стяжание — все равно что приобретение, — отвечал мне он. — Ведь вы разумеете, что значит стяжание денег. Так вот все равно и стяжание Духа Божиего. Ведь вы, ваше боголюбие, понимаете, что такое в мирском смысле стяжание? Цель жизни мирской обыкновенных людей есть стяжание денег, получение почестей, отличий и других наград. Стяжание Духа Божия есть тоже капитал, но только благодатный и вечный, и он, как денежный, чиновный и временный, приобретается почти одними и теми путями, очень сходственными друг с другом. Бог Слово, Господь наш Богочеловек Иисус Христос уподобляет жизнь нашу торжищу и дело жизни нашей на земле именует куплею. Земные товары — это добродетели, делаемые Христа ради, доставляющие нам благодать Всесвятого Духа, без которого и спасения никому нет и быть не может. Сам Дух Святый вселяется в души наши, и это самое вселение в души наши Его, Вседержителя, и сопребывание с духом нашим Его Тройческого Единства и даруется нам лишь через всемерное с нашей стороны стяжание Духа Святого, которое и предуготовляет в душе и плоти нашей престол Божиему Всетворческому с духом нашим сопребыванию, по непреложному Слову Божиему: «Вселюся в них, и похожду, и буду им в Бога, и тии будут людие Мои». Конечно, всякая добродетель, творимая ради Христа, дает благодать Духа Святого, но более всего дает молитва, потому что она как бы всегда в руках наших как орудие для стяжания благодати Духа. Молитвою мы с Всеблагим и Животворящим Богом и Спасом нашим беседовать удостаиваемся. »

«Батюшка, — сказал я, — вот вы все изволите говорить о стяжании благодати Духа Святого как о цели христианской жизни, но как же и где я могу ее видеть? Добрые дела видны, а разве Дух Святый может быть виден? Как же я буду знать, со мной Он или нет?»

«Благодать Духа Святого, — отвечал старец, — есть свет, просвещающий человека. Господь неоднократно проявлял для многих свидетелей действие благодати Духа Святого в тех людях, которых он освящал и просвещал великими наитиями Его. Вспомните Моисея. Вспомните преображение Господа на горе Фаворе».

«Каким же образом, — спросил я батюшку отца Серафима, — узнать мне, что я нахожусь в благодати Духа Святого?»

«Это, ваше боголюбие, очень просто! — отвечал он мне, взял меня весьма крепко за плечи и сказал: — Мы оба теперь, батюшка, в Духе Божием с тобой. Что же ты не смотришь на меня?»

Я отвечал: «Я не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыплются. Лицо ваше сделалось светлее солнца, и у меня глаза ломит от боли!»

О. Серафим сказал: «Не устрашайтесь, ваше боголюбие, и вы теперь сами так же светлы стали, как и я сам. Вы сами теперь в полноте Духа Божиего, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть».

И, преклонив ко мне свою голову, он тихонько на ухо сказал мне:

«Благодарите же Господа за неизреченную к вам милость Его. Вы видели, что я не перекрестился даже, а только в сердце моем мысленно помолился Господу Богу и внутри себя сказал: «Господи, удостой его ясно и телесными глазами видеть то сошествие Духа Твоего, которым Ты удостаиваешь рабов Твоих, когда благоволишь являться в свете великолепной славы Твоей». И вот, батюшка, Господь и исполнил мгновенно смиренную просьбу убогого Серафима. Как же не благодарить Его за неизреченный дар нам обоим! Этак, батюшка, не всегда и великим пустынникам являет Господь Бог милость Свою. Это благодать Божия благоволила утешить сокрушенное сердце ваше, как мать чадолюбивая по предстательству самой Матери Божией. Смотрите просто и не убойтесь — Господь с нами!»

«Что же чувствуете вы теперь?» — спросил меня о. Серафим.

«Необыкновенно хорошо!» — сказал я.

«Да как же хорошо? Что именно?»

Я отвечал: «Чувствую я такую тишину и мир в душе моей, что никакими словами выразить не могу!»

«Это, ваше боголюбие, — сказал батюшка о. Серафим, — тот мир, про который Господь сказал ученикам Своим: «Мир Мой даю вам, не яко же мир дает, Аз даю вам. Аще бы от мира бысте были, мир убо свое любил бы, но Аз избрах вас от мира, сего ради ненавидит вас мир. Но дерзайте, яко Аз победих мир». Вот этим-то людям, избранным от Господа, и дает Господь тот мир, который вы в себе теперь чувствуете. «Мир», по слову апостольскому, «всякий ум преимущий» (Флп. 4:7). Что же еще чувствуете вы?»

«Необыкновенную сладость!» — отвечал я.

«Что же еще вы чувствуете?»

«Необыкновенную радость во всем моем сердце!»

Батюшка о. Серафим продолжал: «Это та самая радость, про которую Господь говорит в Евангелии Своем: «Жена, егда рождает, скорбь имать. егда же родит отроча, ктому не помнит скорби за радость». Но как бы ни была утешительна радость эта, которую вы теперь чувствуете в сердце своем, она ничтожна в сравнении с тою, про которую Сам Господь устами Своего апостола сказал, что радости той «ни око не виде, ни ухо не слыша, ни на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9). Предзадатки этой радости даются нам теперь, и если от них так сладко, хорошо и весело на душах наших, то что сказать о той радости, которая уготована на небесах плачущим здесь на земле. Что же вы чувствуете, ваше боголюбие?»

Я отвечал: «Теплоту необыкновенную!»

«Как, батюшка, теплоту? Да ведь мы в лесу сидим. Теперь зима на дворе, и под ногами снег, и на нас более вершка снегу, и сверху крупа падает. Какая же может быть тут теплота?»

Я отвечал: «А такая, какая бывает в бане, когда поддадут на каменку. »

«И запах, — спросил он меня, — такой же, как из бани?»

«Нет, — отвечал я, — на земле нет ничего подобного этому благоуханию. »

Батюшка о. Серафим, приятно улыбнувшись, сказал: «И сам я, батюшка, знаю это точно так же, как и вы, да нарочно спрашиваю у вас — так ли вы это чувствуете. Ведь ни на вас, ни на мне снег не тает и над нами тоже, стало быть, теплота эта не в воздухе, а в нас самих. Она-то и есть та самая теплота, про которую Дух Святый словами молитвы заставляет нас вопиять ко Господу: «Теплотою Духа Святого согрей мя!» Так ведь и должно быть на самом деле, потому что благодать Божия должна обитать внутри нас, в сердце нашем, ибо Господь сказал: «Царство Божие внутрь вас есть». Ну, уж теперь нечего более, кажется, спрашивать, ваше боголюбие, каким образом бывают люди в благодати Духа Святого! Будете ли вы помнить теперешнее явление неизреченной милости Божией, посетившей нас?»

«Не знаю, батюшка! — сказал я. — Удостоит ли меня Господь навсегда помнить так живо и явственно, как теперь я чувствую, эту милость Божию».

«А я мню, — отвечал мне отец Серафим, — что Господь поможет вам навсегда удержать это в памяти вашей, ибо иначе благость Его не преклонилась бы так мгновенно к смиренному молению моему, тем более что и не для вас одних дано вам разуметь это, а через вас для целого мира, чтобы вы сами утверждались в деле Божием и другим могли бы быть полезными».

Ссылка на основную публикацию